Мысли

«Немало подивился, како глава наша, понеже вместилище ума, зело неровна, бугриста и шишковата».
«Мысли великих», том 1, Глеб Сташков, после покупки машинки для стрижки волос

Про голосование

Уж извините, но меня снова вдохновил «Петербургский дневник». А конкретно – статья «Паспорт, маска, перчатки и своя ручка. Как голосовать по поправкам в Конституцию».

Цитирую: «Перед тем, как зайти на участок, желающему проголосовать придется вымыть руки в санитарной комнате. Затем надеть маску, перчатки и измерить температуру. Тем, у кого она окажется выше нормы, дальше помогут проголосовать врачи».

Каким образом они помогут? Вылечат за 15 минут, дольше которых не рекомендовано находиться на участке?

Далее: «Избиратели без температуры (видимо, покойники – прим. мое) покажут члену (важно: не покажут член, а покажут члену – прим. мое) избиркома на расстоянии в полтора-два метра паспорт, не передавая документы в руки. Для того, чтобы член комиссии мог удостоверить личность, нужно будет снять маску, а следом ее сразу же надеть».

Видимо, члены избиркомов будут снабжены биноклями. А как иначе? Что можно разглядеть в паспорте на расстоянии два метра?

По-моему, тут всё не так просто. Мне кажется, весь этот цирк со «снять, а следом сразу же надеть» придуман для повышения явки.

Я, например, не собирался идти. А теперь думаю: может, сходить? Когда и где еще такой дурдом увидишь?

Про Пушкина

Сегодня, в день рождения Пушкина, губернатор Беглов сказал: «Пушкинские строчки, которыми мы украшаем нашу речь, неизменно отличают образованного человека».
Честно говоря, не помню пушкинских строчек в речах нашего губернатора, но попытался домыслить.

Новая поэма Пушкина: «Бахчисарайский музыкальный фонтан».

Диалог Татьяны и Онегина
- Я к вам пишу – чего же боле?
- Бассейн нужен в каждой школе!

Агитационное
Поэт! Не дорожи любовию народной,
Иди на референдум всенародный.

Признание
Нет ни в чем мне благодати,
С счастьем у меня разлад:
Губернатор я некстати
И оратор невпопад.

Про книги

Сломался Покетбук. К счастью, тут же и починился.
Но я успел осознать, что жизнь без Покетбука стала бы для меня настоящей трагедией. И решил признаться в любви к электронным книгам.
Странно дело. Человек говорит: «Я могу читать Пушкина только в красненькой обложке». И его считают дебилом.
А другой человек говорит: «Я не признаю электронных книг, только бумажные». И его почему-то не считают дебилом. Его даже уважают. Хотя, в сущности, он говорит то же самое.
А еще иногда говорят, что электронные книги, мол, какие-то ненастоящие. А настоящие – это бумажные.
Это идет от невежества. Бумажные книги тоже ненастоящие. Бумага – это дешевка, ширпотреб. Настоящие книги – это те, которые на пергаменте из телячьей кожи. И, конечно же, рукописные.
Иногда также говорят, что у бумажных книг есть особый запах. Этого мне решительно не понять.
Я понимаю, когда книгу нюхает моя собака, но человеку-то зачем ее нюхать? Мне даже как-то жаль людей, которые в жизни не нюхали ничего приятнее книг.
Пушкин, между прочим, не для того писал книги, чтобы их нюхали.
Кстати, про Пушкина, у которого завтра день рождения.
Был я как-то давно в Пушкинских Горах. В кафе продавали водку «Пушкин».
Я говорю:
- Дайте мне двести Пушкина.
А официантка возмутилась моим бескультурьем и говорит:
- Пушкин в розлив не продается! Только бутылками.
Уверен, она и электронные книги не признаёт.

Про качество

РИА-Новости сообщает: «Роскачество по итогам собственных исследований признало наиболее безопасным продуктом в РФ водку, а наиболее опасным – шашлык».
А я никогда и не сомневался, что пить нужно без закуски.

Журналистское

Прочитал на сайте «РИА Новости» заголовок: «Египетский политолог спрогнозировал рост протестов в США».
Причем не просто высказал, а «выразил мнение в беседе с РИА Новости».
Я не понимаю, как у людей мозг устроен? Кому пришло в голову беседовать о протестах в США с египетским (!) политологом?
А где беседы с зимбабвийскими вирусологами? С угандийскими астрофизиками?
Оно, конечно, у нас спортсмены Конституцию правят. Но ведь пока еще не египетские.

Про Тургенева и Безрукова

Пересмотрел ролик Безрукова в поддержку поправок в Конституцию. И потянуло меня на литературоведческий анализ.
Безруков, листая томик Тургенева, цитирует стихотворение в прозе про русский язык. Но цитирует, хоть у него в руках книжка, неточно. Вот так: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий русский язык».
Возьмем оригинал: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины…».
Заметьте: «о судьбах моей родины» Безруков опускает. Действительно, как раздумья о судьбах родины могут быть тягостными? И какие тут могут быть «сомнения»? Это какое-то национал-предательство.
Далее. У Тургенева: «о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык
«Правдивый и свободный» Безруков опускает. «Свободный» - потому что не ко времени, а «правдивый» - ну, сами понимаете… Какой же он правдивый, если на нем разговаривает Безруков?
Но «бомба» у Тургенева дальше: «Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?»
Вот что надо было цитировать!
Но ведь стихотворение Тургенева многие знают наизусть. И могут додумать.
Может, ролик Безрукова – это измена?

Про будущее

Максим Галкин выдал пародию на Путина и Собянина.
Бывший глава Чувашии намерен судиться с Путиным, оспаривая свое увольнение.
Как всё это понимать? Что же это получается? Бояться уже необязательно?
Этак, знаете ли, завтра Безруков запишет ролик, что Иван Сергеевич Тургенев не велит голосовать за поправки в Конституцию.
Мне кажется, будущее страны под грозой.

Стихотворение в прозе

Женщина кормит голубей. Мимо идут мама с маленьким сыном.
- Вороны тоже кушать хотят, - наставительно говорит мама, слабо разбирающаяся в орнитологии.
- Это не вороны, - справедливо возражает сын.
- Это вороны, - жестко говорит мама.
- Это не вороны.
- А я говорю: вороны! – орет мамаша.
- Хорошо, вороны, - соглашается сын.
А потом, отвернувшись от мамаши и содрогаясь от рыданий, шепчет:
- Это не вороны.
Вечная история. Галилей и инквизиция. «А все-таки она вертится!»

Про Пушкина

Познер публично ругается с Михалковым. А совсем недавно ругались Тарасова и Роднина, Уткин и Соловьев.
И всё это – благодаря интернету.
Рву на себе редкие, но отросшие за время карантина волосы: почему интернета не было раньше?
Как бы я хотел увидеть такие же баттлы между Толстым и Достоевским, Чайковским и Римским-Корсаковым, Станиславским и Мейерхольдом!
Сразу скажу, что Тургенев-Кармазинов в «Бесах» или эпиграммы Пушкина на Булгарина меня категорически не устраивают. Я хочу так:
«Фаддей, ты мразь конченая»
«А ты, Пушкин, сукин сын и негров внук»
«Выпей йаду, Булгарин»
«Ты – вонючий камер-юнкер и педерастическая обезьяна»
«Беда, что скучен твой роман»
«Чо? Спекся? Ничего нормального придумать не можешь?»
«Иди на йух»