Глеб Сташков (gleb_st) wrote,
Глеб Сташков
gleb_st

Categories:

Про гугенотов

Мой текст из журнала «Город 812» (рубрика «На этой неделе много лет назад»):
27 октября 1553 года. В протестантской Женеве сожжен Мигель Сервет.
Мигель Сервет – испанец. Ученый и врач. И вообще хороший человек. Но – на свою голову – он занимался богословием. В принципе, на дворе стояла эпоха Реформации, так что богословием занимались все кому не лень. Все, кто умел читать. И даже те, кто читать не умел.
Однако испанский ученый немного перемудрил. Он заявил, что церковные реформаторы остановились на полпути. Что настоящее христианство кончилось в IV веке, когда Никейский собор утвердил догмат о Троице. А Сервет этот догмат отрицал. И признавал Слово и Дух не ипостасями, а модусами. Тут мы все равно ничего не поймем, поэтому просто поверим, что это страшная ересь.
Разумеется, Сервета всюду гоняли, а в католической Вене арестовали и приговорили к сожжению. Он бежал и проездом остановился в Женеве.
Это было в 1553 году. А семнадцатью годами ранее в Женеве проездом остановился другой человек – Жан Кальвин, автор «Наставлений в христианской вере».
Женевцы к тому времени отреклись от истинной католической веры и прогнали епископа. И упросили Кальвина остаться у них проповедовать. А Кальвин был довольно противным человеком. Упертым, нетерпимым, злым. И женевцы его прогнали. Но, к сожалению, в католическую веру не вернулись. Бог наказал их за это, и у них начался бардак. Поэтому они снова призвали Кальвина.
Кальвин установил в городе свои порядки. До него Женева была прекрасным городом. Женевцы любили работать, но любили и веселиться. И больше всего на свете ценили свободу.
При Кальвине жизнерадостная Женева превратилась в нечто среднее между монастырем и концлагерем. Горожане могли только работать и молиться. Театр, танцы, музыка, игры, – все это запрещалось. Кабаки закрылись. Разрешалось праздновать свадьбу, но тихо. Петь можно было только псалмы.
«Женевский папа» Кальвин был деспотом. Как и все деспоты, он стремился к регламентации. Определял фасон и цвет одежды, в которой дозволялось ходить. Решал, какие прически носить женщинам и сколько блюд нужно съедать за обедом.
Конечно же, Кальвин установил надзор за нравственностью. Женеву наводнили шпионы. Дети стучали на родителей. За малейшие нарушения регламента горожане штрафовались, отправлялись в тюрьму и ставились у позорного столба.
Кальвин уважал суровый Ветхий завет. И был чужд милосердию. Богохульнику – смерть. Еретику – смерть. Прелюбодею – смерть. За первые четыре года реформ 58 раз выносились смертные приговоры. Потом количество казней на единицу времени увеличилось.
Между прочим, во Франции кальвинистов называли гугенотами. И теперь мы понимаем, почему добродушные парижане устроили им Варфоломеевскую ночь.
А поскольку во Франции кальвинистов преследовали, они бежали в Женеву. И становились опорой Кальвина. С их помощью «женевский папа» подавлял сопротивление свободолюбивых женевцев.
О демократии забыли. Генеральное собрание граждан не собиралось. Совет двухсот потерял значение. Все дела решались на Малом совете, который состоял из 25 человек, приверженцев Кальвина.
Конечно, находились несогласные. Которые хотели веселиться и жить в свое удовольствие. Но их жестоко преследовали. Собственно говоря, у Кальвина был один аргумент: не будете меня слушаться, я от вас уеду. И посмотрю тогда, как вы проживете без меня. На самом деле женевцы прекрасно прожили бы без него. Но они почему-то этого не понимали. И шли на поводу у Кальвина. И казнили и изгоняли своих лучших граждан. 
В это время в Женеву заехал Мигель Сервет. Неудачно, прямо скажем, заехал. Было время, когда он переписывался с Кальвином. Но тот обвинил его в ереси и прекратил всякое общение.
Сервет путешествовал инкогнито, но его узнали и арестовали. Посадили в яму. Сервет жаловался, что его одежда распадается на куски. Но кальвинизм не предполагает снисхождения к еретикам, хотя и сам является еретическим учением.
Над Серветом учинили суд. Кальвин выступал обвинителем. Ему говорили:
- Мы все-таки реформаторы. Как-то нехорошо сжигать человека, которого приговорили к сожжению католики. Получается, что мы вроде как от них не отличаемся.
Кальвин переступил через себя и проявил милосердие. Он попросил не сжигать Сервета, а казнить его мечом. Хотя, скорее всего, это выдумки кальвинистов и ничего подобного Кальвин не просил.
В общем, Сервета приговорили к сожжению. Он надеялся, что ему отрубят голову, и, увидев сложенные дрова, упал духом. Но от своих взглядов не отрекся. Это больше всего возмутило кальвинистов. Сервета сожгли на медленном огне.
А Кальвинизм распространялся по Европе. В частности, проник в Голландию. Которая в связи с этим отделилась от католической Испании.
Все мы знаем, что сейчас Голландия – веселая страна. Совсем не похожая на Женеву XVI века. Впрочем, и католическая Испания сейчас – веселая страна. Как так получилось – ума не приложу. Во всяком случае, Кальвин к этому абсолютно не причастен.
Subscribe

  • Мысли

    «Немало подивился, како глава наша, понеже вместилище ума, зело неровна, бугриста и шишковата». «Мысли великих», том 1,…

  • Про голосование

    Уж извините, но меня снова вдохновил «Петербургский дневник». А конкретно – статья « Паспорт, маска, перчатки и своя ручка.…

  • Про Пушкина

    Сегодня, в день рождения Пушкина, губернатор Беглов сказал: « Пушкинские строчки, которыми мы украшаем нашу речь, неизменно отличают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments